Смысл жизни человека: есть ли смысл у человеческой жизни, возможно ли его найти

Смысл жизни человека. Предисловие.

Смысл жизни человека - иллюстрация к статье

Фото - автора

Было бы недальновидно с моей стороны свести весь смысл человеческой жизни к чему-то одному в этой статье, ведь сама жизнь и есть смысл - во всех ее ипостасях и проявлениях, именно поэтому личный смысл жизни человека всегда субъективен. Здесь разговор пойдет не о личном смысле жизни человека, а о смысле жизни человека как о чем-то большем, чем личный субъективный смысл.

В данном материале мне хотелось бы рассмотреть совершенно определенные вопросы, у которых есть не только теоретическое обоснование, но и практическое применение в жизни человека. Ведь, как бы ни был разнообразен ответ на вопрос о смысле человеческой жизни, мы всегда ищем нечто большее - глубину, на которой станет ясно, кто мы и почему мы здесь.

Обращаю ваше внимание на то, что понятие "вера" в данной статье не имеет отношения к религии и употребляется исключительно в философском значении.

 

С уважением к моим дорогим читателям, автор ресурса ferruza.ru и данной конкретной публикации - Людмила Владимировна Самсонова

 


Смысл человеческой жизни - вера как движущая сила поиска.

смысл жизни человека

Смысл жизни человека жив верой в то, что его возможно найти.

Что движет человеком на пути к просветлению? Что включает поиск этого самого просветления? Неистовая вера в то, что оно есть, что оно возможно. Именно вера рождает надежду достичь чего-либо, именно вера рождает желание искать. Не вера в Бога, не вера в себя, не вера во что бы то ни было отдельно, а вера вообще как понятие, феномен и явление. Вера как таковая. Вера, на которой строится любая религия. Вера, на которой строится любой поиск. Где-то между верой и сомнением происходит поиск. И в сути между верой и сомнением происходит вся жизнь человека.

Наша жизнь определяется верой. И даже наша смерть определяется ею же. Во что у нас хватит смелости поверить? Представляли ли наши предки, что когда-нибудь мы сможем выйти в открытый космос? И возможен ли был этот выход, если бы люди не верили в то, что это возможно?

На какую веру хватит нашего воображения - на веру во что? Мы можем много фантазировать, отвечая на этот вопрос. Писатели-фантасты предсказали в своих книгах многое из того, что воплотилось в дальнейшем в реальную жизнь миллионов людей. Но с чего начинались все наши открытия, все современные технологии и достижения человечества? С чего начинался мир такой, какой он есть сейчас? С чего начался выход человека в открытый космос? Не с того ли, что человек смотрел в звездное небо и воображал, что выход туда возможен?

Но возможны ли были все эти достижения, если бы вера так и осталась идеей о том, что что-либо возможно? Возможны ли были достижения без труда, без процесса - движения человека к тому, о чем он посмел вообразить? И что же тогда такое вера, если не труд, которому она сопутствует, к которому сподвигает? И не великая ли вера стоит за каждым великим открытием и достижением человечества? Не вера ли, перевесившая сомнение?

Итак, вера рассматривается в данном материале как движущая сила любого поиска.

Смысл человеческой жизни - сомнение как наличие вариантов, из которых можно выбирать.

Вы когда-нибудь задумывались о том, что именно называют просветлением, освобождением? Можем ли мы присутствовать в каждом мгновении нашей жизни, в каждом нашем вздохе, в каждом ударе нашего сердца? Или мы большую часть времени не осознаем то, что происходит прямо сейчас? Можем ли мы разотождествиться с нашими мыслями, чувствами, с нашим телом и стать самой жизнью, которая являет себя в это мгновением через нас: через каждую мысль, каждое чувство, через вздох и удар нашего сердца? И существует ли на самом деле тот, кто все это воспринимает? Или мы придумали себе его, чтобы кем-то быть, быть кем-то, чтобы не быть самой жизнью, тотально присутствующей абсолютно во всем сейчас и здесь? Что так пугает нас в том, чтобы оставить все образы и представления о себе и о мире, и просто быть каждым моментом в полной мере? Не сомнение ли? Не сомнение ли заставляет нас снова и снова возвращаться в привычный образ и привычное представление о себе? И не страх ли - имя сомнению? Вечность, о которой так много говорят во всех религиях мира, не есть ли один единственный миг, в котором мы присутствуем полностью и в котором мы и есть вера? Не сомнение ли заставляет нас ошибаться, спотыкаться, возвращаться из вечности в представления о жизни и о себе - привычные и удобные представления, в которых безопасно, в которых стабильно?

Достаточно одного мига сомнения, потому что один миг - это вечность, и в одном миге можно "зависнуть" на долгие земные годы. Один миг сомнения - это провал веры, выход из вечности во время, в сон о себе и о других. Куда именно происходит этот провал зависит от сомнения: от того чужого мнения, к которому мы присоединились, ведь сомнение - это совместное мнение с кем-либо, но это не вера, это согласие заменить веру чужим мнением, это жизнь через других, через представления о жизни, но не сама жизнь.

Итак, сама жизнь есть один единственный миг, который являет себя через все, что мы называем нами, через все, что мы называем жизнью. Тотальное присутствие в одном миге, в единственном реальном моменте сейчас, постоянно текущем, изменяющемся, принимающим разные формы, называют просветлением или освобождением. Это бытие, когда мы есть, когда мы присутствуем прямо сейчас и прямо здесь. И в этом - я есть - нет сомнения, потому что нет размышления, нет вообще никаких мыслей о себе и о мире. А также в нем нет веры: она уже не нужна, потому что она движет поиском, который на моменте здесь и сейчас полностью прекращается: все уже найдено, искать больше нечего, я просто есть сейчас как жизнь, являющая себя через это тело, через дуновение ветра, через желтый лист клена, упавший на мокрый асфальт. Достигшие освобождения называют его смыслом человеческой жизни.

Так что же такое сомнение, если не страх быть здесь и сейчас без всяких представлений о том, кто мы и что такое жизнь? Наши знания о жизни не есть ли попытка остановить, задержать постоянно текущий миг, превратить его в определенную форму и принять как нечто стабильное, не желание ли сделать из воды лед, чтобы получить возможность взять кусок воды в руки чуть дольше, чем это возможно с жидкой водой, которая быстро утекает сквозь пальцы? Наши знания о жизни не желание ли взять кусочек жизни в руки как что-то стабильное, как что-то сотворенное нами, а значит подвластное нам? И не чувствуем ли мы, что страх в этот момент утихает? Возвращение из вечности во время - это и есть удержание постоянно текущего мига с помощью придания ему формы - имени, размера, характеристики. Так мы играем с жизнью, а жизнь играет с нами. Мы пытаемся "поймать жизнь за хвост", а она снова и снова ускользает от нас, давая новые загадки и привлекая к себе, вызывая к себе интерес, заставляя нас идти за ней, дразня наше любопытство. Но многие ли из нас не проводят черту между собой и жизнью? У многих ли возникает смутное подозрение, что жизнь и есть мы сами, что ловим мы за хвост не что-то отдельное от себя, а самих себя?

Итак, вера манит нас и сподвигает к поиску, к поиску ответа на вопрос о том, что же такое жизнь и в чем ее глобальный смысл для человека как отдельного существа, как отдельной личности, обладающей разумом и самосознанием. Освобожденные прямо говорят о том, что смысл жизни отдельного существа в потере себя как отдельной личности и вспоминании себя как самой жизни, существующей прямо сейчас и прямо здесь.

Проблема уверенности в себе и веры в себя. Подробнее о сомнении и об утрате человеком смысла жизни.

Мы разделили веру и сомнение, хотя в сущности даже сомнение строится на вере. Сомнение - это страх верить во что-то тотально и безусловно. Страх о том, что все может быть вовсе не так. При возникновении страха мы как бы дробим свою веру и перекидываем ее часть на какое-то чужое мнение, получая в результате то самое сомнение, но и получая тем самым опору - дополнительное представление о чем-либо, на которое можно опереться. На одной своей вере жить трудно, но именно на ней святые ходили по воде. Если бы они опирались на мнения других о том, что это невозможно, смогли бы они идти по воде? Одно сомнение моментально уронило бы их в воду. Разве не через сомнение в том, что это возможно, прошли тысячи ученых, создавая что-то новое - то, чего раньше не было? Разве не на вере они шли? Разве не была им опорой вера? Разве не была им вера широкой дорогой? И разве можно назвать ученых неверующими?

Обычно человеку недостаточно своей веры, обычно человек полон сомнений и живет в дебрях представлений о себе и о мире, блуждая в них, как в дремучем лесу. Вера как бы раздроблена в нем и представляет собой тоненькие тропы, по которым человек двигается то в одном направлении, то в другом, пытаясь прийти к себе, но, в сущности, все дальше уводя себя от себя. Но когда вера из маленьких троп собирается в одну широкую дорогу, человек уверенно ступает на нее и идет по ней. Это называют уверенностью в себе или верой в себя.

Если конкретнее, то сомнение - это отсутствие своего мнения, построенного на безусловной вере. Именно на безусловной "сплошной" вере без всяких брешей и щелей. Настолько плотной вере, что ничего извне в нее проникнуть не может. Любое ослабление веры моментально заполняется сомнением, то есть каким-то мнением извне, так как пустые места всегда заполняются. Если своего мнения нет, или оно непрочно, можно присоединиться к чужому и держаться за него, либо опасливо оглядываться на него. Жить своей верой способны немногие. Для этого нужна смелость, дерзновение, вызов миру с его многочисленными системами представлений. Но именно таких людей, живущих своей верой (иногда говорят - своей головой), называют уверенными в себе, за такими людьми следуют, таким людям верят, потому что вера рождает веру, она не может, по определению, родить сомнение. Сомнение рождает только другое сомнение.

В лесу, когда вы не знаете куда идти, не оглядываетесь ли вы на провожатого, не заглядываете ли в карту, в навигатор, не рассматриваете ли вы мох на деревьях с целью определить стороны света, если у вас нет компаса? Вера в то, что выход из леса возможен, заставляет вас искать. Вера придает смысл вашему поиску. И смыслом в данном случае будет являться выход из леса, в котором вы заплутали. С помощью этой метафоры возможно достаточно ясно объяснить, что происходит с людьми, утратившими смысл жизни. Утрата веры в возможность выхода приводит к потере смысла искать выход. Если вы пообщаетесь с несколькими людьми, утратившими смысл жизни, то услышите от них о трудностях, с которыми были связаны их попытки "выйти из леса", об их усталости в результате этих неудачных попыток, и о снижении (иногда до нуля) веры в то, что выход вообще возможен. Если исчезает вера в то, что выход возможен, поиск выхода становится бессмысленным, и человек оставляет попытки, человек оставляет поиск. В некоторых случаях это приводит вовсе не к просветлению, а к физической смерти.

Заключение. Смысл жизни человека.

Вы обратили внимание, что два заголовка в этом материале поочередно определяют смысл жизни человека то как веру, то как сомнение? В общем в тексте уже сказано о том, что жизнь протекает где-то между верой и сомнением, но я хотела бы к этому вернуться.

Представьте, что не было бы сомнения как такового. Или не было бы веры. Не будь ночи или дня, не получилось бы суток. Не будь добра или зла, не получилось бы жизни. Не будь минуса или плюса, не было бы пространства между ними. Само наличие сомнения уже говорит о наличии веры, а наличие веры - о наличии сомнения. Иначе для чего называть что-то одно отдельным именем: не для того ли, чтобы отделить от другого? Надобность в названии отпала бы, если бы не было другого, с чем можно это - то, чему мы дали название, - спутать. Пока мы видим веру, и пока мы видим сомнение, существует поиск, существует интерес. Мы пока не догадываемся, что смысл состоит в том, чтобы соединить разделенное, но именно разделение рождает много дорог, по которым можно идти, каждая из которых дает возможность реализовать определенную судьбу. У нас есть выбор - выбирать эту судьбу, каждый раз вставая на перепутье. В этом наша свобода - свобода человека, наделенного правом выбора. Но у каждой дороги есть своя длина, ландшафт, обитатели. В этом наша несвобода - несвобода выбирать из уже существующего, потому что "лес" уже создан, и пока мы в нем ищем дороги, нам кажется, что мы в лесу, что мы ищущие, что мы выбираем. Но в этом и есть гениальность жизни: притвориться лесом, нами, загадкой, которую хочется разгадать. И пока есть загадка, есть поиск, а пока есть поиск, есть ищущий ответ.

Смысл жизни - это и есть этот поиск: поиск выхода из дремучего леса, интерес этот самый выход найти. Пока есть лес, нам есть откуда искать выход. Осознай мы себя самой жизнью, существующей прямо сейчас и здесь без всякого смысла, и являющей собой и лес, и ищущего выход из этого леса в нем, необходимость в поиске сразу отпала бы, как исчез бы и сам ищущий этот самый смысл, потому что осталась бы одна жизнь, являющая себя во всех лицах. Но тогда постепенно подошел бы к нулю и интерес жить. Внутри этого поиска и протекает жизнь: где-то между верой и сомнением.

Можно ли человеку разгадать загадку жизни? А можно ли человеку выйти в космос без веры в то, что это возможно?

Смысл жизни человека -заключение


Заявка на консультацию